Склонясь над желтыми листами… (семейные фотохроники)

cempy2Где-то около двух десятков лет появилось веяние на составление родословного древа. Кого мы могли отразить в нем? Родителей, бабушек, дедушек, кто-то может, прабабушек, прадедушек. А чем занимались более дальние предки – мы вряд ли знаем. Да как-то не очень и интересовались этим. А зря, наверное…

Недавно в беседе с родственницей разговорились о дедах, прадедах, и я показала ей кое-что из «старья»: разные письма, фотографии, документы отца (хотя его нет в живых уже 59 лет). Когда он умер, мне не было и 5 лет. «Зачем тебе это? Для сего хранишь?» А для меня все эти предметы очень дороги.

Читаю довоенные письма отца во время учебы, военные карточки-письма с отметкой «проверено». Они адресованы жене и матери. В письмах очень  уважительное обращение: «Уважаемая супруга…». И все письма на «вы».

kartohkaА вот справка о службе в Красной Армии с 1931 по 1933 г. В члены партии он был принят во время ее. После армии учился в Краснодаре Азово-Черноморского края на железнодорожника. После учебы работал дежурным на железнодорожной станции. А в 1935 г. Парттройкой при Краснодарском политотделе исключен из партии за недисциплинированность к служебным обязанностям, так как лично сам не проверил монтера сигнализации (стрелочника) при  принятии пассажирского поезда. Тогда чуть не произошло крушение пассажирского и товарного поездов. Судили троих. Всех исключили из партии. Дали условно 2 года, без права занимаемой должности. Отец подавал апелляцию о восстановлении в партии. Но бесполезно. Да, правила, требования, контроль в 30-40 годы были очень жесткие и строгие. Вот выписка Партколлегии комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) от 21.08.1935 г.: «Подтвердить решение Парттройки Политотдела об исключении ( Ф.И.О.) из рядов ВКП(б)».

Смотрю на большую фотографию – «1-ый выпуск техников первого класса ЦТК НКПС г. Москва 1938 г.» Отец в белой рубашке с галстуком, в строгом костюме. Многие на фотографии уже пожилые, в железнодорожной форме. Здесь отцу 29 лет. Вот его личная карточка, особо ответственного за безопасность движения поездов, трудовая книжка, маленькая профсоюзная книжечка. А вы когда-нибудь слышали о таком документе «Союз воинствующих безбожников СССР»? Такой документ отцу был выдан в 1940 году.

А это документ в старой, красной корочке – бессрочный паспорт, тогда он был именно таким. Это паспорт бабушки  (матери отца). Вот справка об уходе отца на фронт, видимо, дана бабушке, для оформления каких-то документов. Это запись в трудовой книжке отца: «Ушел на фронт 28.10.1941 г. в РККА». С войны отец пришел в звании старшего лейтенанта.

cempyМного старых бумаг, документов хранила моя мать. Это графики движения поездов, составленные отцом. Красивый, ровный почерк, с круглыми небольшими буквами. Все написано черной тушью. Сейчас вспоминаю, спрашивала маму, зачем хранит все эти бумаги, она смотрела на нас и говорила: «Они вам мешают? Не хлеба просят, пусть лежат на память». Как сейчас я благодарна ей, что она сохранила эти документы, фотографии, письма отца, бабушки. Я до сих пор корю себя за то, что при жизни матери мало интересовалась своими дальними  предками. О предках отца (кроме бабушки), ничего не знаю. Хорошо, что сохранились фотографии дедушки и бабушки (по линии мамы). На фотографии оба высокие, стройные. Дед Егор был батраком у богача, бабушка Александра – из зажиточной семьи. Любовь соединила их. Родители бабушки противились этому браку. У прадеда был большой дом. Одну половину дома он отдал под приходскую школу. Только вот после женитьбы дед Егор стал вдруг «интеллигентом». Моя мама всегда говорила про него: «Из грязи – да в князи». Все крестьянское хозяйство и детей (а было 5 девчонок) взвалила на себя бабушка Александра. Правда, дед с бабушкой жили хорошо, в достатке. По рассказам мамы, имели 2 дома. Один новый, большой. Жили в нем с весны до осени. В другом, небольшом – зиму. Перед Пасхой перебирались в новый дом. Хозяйство имели большое: лошадь, 3 коровы, отару овец, разную птицу. Эти 3 коровы давали молока столько, сколько дает сейчас 1 корова. Для прокорма скота необходимо было много сена. Поэтому на лето для подмоги нанимали 2 рабочих. Иногда, проездом через деревню, заезжало руководство из района. Бабушка топила баню, собирала на стол, кормила их лошадей. А рано утром начальство уезжало по своим делам.

Прадед (отец деда Егора) по имени Елисей пропал в лесу. Пошел драть лыко – и с концами. Так его и не нашли. Да и как найти. Конец 19 века. Какие лесные чащобы и боры, сколько всякого зверья! Может, его медведь задрал или рысь. Может, попал в капкан-ловушку или провалился в западню. Немного поискали да и перестали. Так бесследно и пропал прадед Елисей.

А когда мама рассказывала, как они, молодые, во время войны рыли окопы под Ленинградом, никто не мог сдержать слез. Только она очень неохотно рассказывала об этом, видимо, не хотела вспоминать. Месяцами не снимали сапоги. А копали-то землю. Давали пайки. Вечером у печек-буржуек, кто успевал, мог посушить портянки. Это в основном были уже взрослые женщины. А молодым немного давали погреться у печки.

Осенью домой добирались пешком. Шли с девушкой из их же деревни. По дороге на полях кое-где подбирали вымывшую дождями картошку, свеклу, морковь. Пришли больные, голодные, оборванные. Дома никого не оказалось. На еду набросились, не сознавая, что будет потом. А результат был бы плачевным, хорошо помог местный фельдшер.

А вот фотографии родственников мужа. Совсем старый, пожелтевший снимок отца мужа – моего свекра. Выпуск мастеров-художников металла 1937-1941 г. Красносельской профсоюзно-технической школы. Профессия у Александра Павловича – ювелир. Кстати, директором школы был М.С.Ложников.

Свекор тоже прошел войну. Член партии. Служил на Кавказе. Вернулся в звании старшего лейтенанта. Были ранения в ноги. Из Грузии в 1947 году привез жену (мою свекровь) с ребенком (моим мужем).

А это выгоревшие от времени, кое-где оборванные, Почетные грамоты Павлу Александровичу (дед моего мужа). Выданы Красносельским райкомом ВКП(б) и Исполкомом райсовета в 1949 году. А уже в 1951 году переименовано в Совет депутатов трудящихся. Грамоты выданы за достигнутые успехи в сельском хозяйстве, отпечатаны в типографии «Красное Приволжье».

Бабушка мужа – Марья Федоровна – жила в Здемирове. Была очень верующей. Трудно представить, как дед, член партии, относился к этому. Но он никогда ее не попрекал.

Передо мною книга «Новый Завет». Ценность этой старой книжечки в том, что она датирована 1899 г. На первом листе запись: «Окончившей курсы учения в Здемировском Костромского …(непонятно) начальном народном училище Сыровой Марии в награду за отличные успехи и отлично хорошее поведение 1899г. мая 6 дня. Законоучитель: священник Александр Грудев. Учительница: Е.Владимирова». На последнем листе книги запись бабушкиной рукой: «Федор Павлович (отец бабушки) умер в 1925 г.». Это оставшаяся память о бабушке моего мужа. Прожила она 92 года. В памяти – маленькая, сухонькая  баба Маня, с очень добрыми глазами.

gramotaКогда поженились, мы с мужем жили в большой  половине дома — пятистенка. Родители мужа — в другой половине. После рождения ребенка всегда помогала нам: и понянчится, и  в кино отпустит, посуду помоет, самовар поставит и чаем напоит. Прошло столько лет, а я всегда вспоминаю её добрым словом, с искренней теплотой…

Может,  для кого-то это и смешно. Развспоминалась, скажут, эка невидаль! У всех были дедушки, бабушки. А ведь все начинается с детства. Все мы родом из него. Однажды, увидев на чердаке дома белый полушубок-бекешу, сумку-планшетку военного времени, белые бурки (сапоги), спросила мать: чьи они и зачем она их хранит? Тогда-то и поняла, что их не хотят выбрасывать или отдавать кому-то. Это были военные вещи отца. И тут мое внимание привлекла старая, но очень интересная тарелка-хлебница. Большая, овальная, коричневого цвета, с ручками, посередине белое полотенце, с оригинальными выпуклостями (как у гранаты). Она мне очень понравилась. Мать сказала, что это старая тарелка для хлеба еще бабушкина. И я, конечно, прибрала её, спрятав в карниз крыши, чтобы ее никто не увидел и не взял. Кстати, я ее до сих пор храню. Все это мило, любо для  души. Это память о прошлом моих родителей и прадедов. И она мне очень дорога.pismo

Меняются времена. Мы живем в век компьютеризации, инновационных технологий. Но это не дает права забывать о прошлом наших предков. Очень не хочется стать «Иванами да Марьями, не помнящими родства». Пока живы наши родители, деды, узнавайте о их жизни, интересных эпизодах, событиях, чтобы память осталась на долгие годы. Может это будет интересно нашим внукам и правнукам. Очень хотелось, чтобы так оно и было…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *