Любовь не напоказ

starikiТакая любовь бывает тихой и очень скромной, без взрывов эмоций, криков, разборок, демонстративного хлопанья дверями, прилюдных признаний, шикарных подарков… Но ведь как редко встречается! И чаще всего, не по-молодости. До всего, видимо, в этой жизни надо созреть, осознать, переоценить… Супруги РУМЯНЦЕВЫ – Лидия Николаевна и Николай Павлович из д.Ченцы в нынешнем декабре отметили 60-летие совместной жизни. И знают о такой любви совсем не понаслышке.

«Никогда и никому не поверю, что в семье можно прожить без ссор, каких-то взаимных претензий, — твёрдо уверена Лидия Николаевна. – Другое дело, когда стараются найти общий язык, не думая о расставании. А наше воспитание сильно отличалось от нынешнего…»

Действительно, они были другими. Наверное, такими же весёлыми, энергичными, порой бесшабашными, но с искренним желанием творить, пробовать, жить. Отличало их величайшее чувство патриотизма, любви к родине, невероятная работоспособность и ответственность. И это были не просто слова. Ведь по сути, вся жизнь того поколения, смолоду, была подчинена мысли: прежде думай о Родине! И для большинства она стала главной жизненной целью…

«Роботайте, мальчишки, роботайте! — не то поторапливая, не то поощряя, часто приговаривала колхозный бригадир, контролируя работу пацанов, среди которых был и 12-летний Павел Румянцев. – Вам потом один год за два зачтётся». А тем в их возрасте, усталым и голодным, такие рассуждения слушать было не просто смешно, а как-то даже нелепо. Так случилось, что многие из них остались в семьях за мужчин, которые ушли на фронт. И эта недетская ситуация заставила их повзрослеть очень рано.

Николай Павлович и сейчас не скрывает своих слёз, когда речь заходит об отце. Последний раз видели они его с  сёстрами, когда провожали 14 июня 1941 года на военную переподготовку. Оттуда отец, естественно, сразу попал на фронт. Семья долго хранила одно-единственное письмо, в котором он рассказывал, что дважды попали под бомбёжку, только трижды поели за пять дней, вышли из окружения и собираются в наступление… А ещё через неделю пришло сообщение о пропаже рядового Румянцева без вести… Дважды потом, спустя многие годы, пытались родные отыскать хоть какую-то весточку о нём, посылая запросы в различные ведомства и инстанции, но никаких подробностей так до сих пор и не выяснили…

С чувством ответственности за семью, с горькими думами об отце, да с фамилией, оставленной им, вступал парень в самостоятельную жизнь, по ходу познавая её мудрёные азы. И всю жизнь трудился, памятуя о том, что за любое сделанное дело человеку не должно быть стыдно. И потому Николай Павлович всегда уважали в коллективе, будь то родной колхоз, газовый участок, ДЭП…

А вот Лидия Николаевна, уроженка Чухломы, попала в Красносельский район после окончания сельхозтехникума. Начинала зоотехником в Прискокове, потом перевели в Ивановский колхоз «Красное знамя». Трудиться ей нередко приходилось, как в песне,  за себя и за того парня, помимо зоотехника еще выполняла обязанности агронома (не положено было в хозяйстве иметь двух специалистов – и такие пережили времена). Но доли поуютней да полегче не искала никогда. Требовались руки и знания для осеменения — выполняла эту работу, не было зав.фермой – ежедневно за километры ходила, где возникала необходимость, взяв и эту обязанность на себя. Одно время даже пришлось уйти в разнорабочие. Наравне со всеми трудилась на сезонных работах. Начиналась сенокосная страда, значит, все занимались заготовкой сена. Подходил лён, все задействованы были там. Уборка урожая – и тут дел хватало и молодым, и пожилым. И только в 1965 году, когда организовался совхоз «21 съезд», стала в нём плановиком, а затем экономистом, уйдя на пенсию через 20 лет с должности главного экономиста. Добиваться намеченных целей, убедительных результатов, умения ладить с людьми помогали неравнодушие, общительность, доброжелательность – всё то, что отличало Лидию Николаевну смолоду. Не случайно ведь в далёком 50 году ей доверили в колхозе быть секретарём комсомольской организации. И именно одно из тех собраний познакомило их с будущим мужем.

В разгар бурного обсуждения текущих дел в помещение, где заседали комсомольцы, зашёл молодой человек. «У нас тут комсомольское собрание», — строго отчитала его секретарь. «Вот и хорошо, — невозмутимо ответил юноша, только что вернувшийся домой после службы в армии, — я тоже комсомолец. Значит, попал по адресу». А после собрания все пошли смотреть кино, и знакомство с бойкой девушкой оказалось закреплено.

Встречались долго. Хотя встречи от случая к случаю даже свиданиями называть никто бы не стал. На первом месте у обоих была работа, а жили молодые люди в разных населенных пунктах, поэтому общались не так часто, как хотелось бы. Окончательное решение о совместной жизни было принято 5 декабря на дне рождения у Николая Павловича. Как они говорят, поженились обдуманно. И с тех пор Румянцевы практически не разлучались.

Жить начали в родительском доме с мамой и сёстрами. И только через 4 года купили в колхозе лес, чтобы поставить собственный дом. Делать сруб нанимали плотников-специалистов, а вот всё остальное – установка, крыша, внутренние работы и даже печь познали руки исключительно только хозяина. Жили дружно, растили двух сыновей. Ссориться особо было некогда – работа, дома полный двор скотины, огромный огород, картофельник. И отдыхали не в одиночку. Праздники отмечали весело, многолюдно. Часто встречали гостей и сами с удовольствием ходили к знакомым. Да собственно и сейчас, несмотря на солидные годы, без дела ветеранам сидеть скучно. Николай Павлович сожалеет, что больное сердце не даёт помогать жене в полную силу, а вот Лидия Николаевна спуску себе не даёт. «Пока есть силы – надо работать!», — говорит она. И в огороде до сих пор со всем справляется самостоятельно. Грядочки – залюбуешься! А уж цветники – выше любых похвал! Да что говорить, до 1994 года Румянцевы держали корову, пока Лидию Николаевну не свалил инфаркт. Но без работы она себя по-прежнему просто не мыслит. Это, кстати, всё то самое воспитание, которое отличает поколение детей войны. С младых лет они что ли заряжены великим трудолюбием?

Это ведь сейчас дом Румянцевых пустует. А бывало здесь вступить из-за детворы негде было, потому как Николай Павлович и Лидия Николаевна на внуков оказались очень богаты. Считайте, у старшего сына Александра трое детей и у младшего Павла – пятеро. Привезут к дедушке с бабушкой на лето, куда денешься – своя ноша! Соседи, знай, подтрунивают: ну, у вас свой детский сад. А ничего – справлялись! В тесноте да не в обиде, как говорится. Пришло время — повзрослели, разлетелись внуки, у всех свои дела и заботы, с дедом и бабушкой теперь в основном по телефону общаются. Но главное – не забывают. И уже 10 правнуков продолжают род.

Со стороны иногда кажется: живут люди, не тужат, горюшка не знают. Но не всем и каждому о своих переживаниях расскажешь. Но и они не обошли стороной семью Румянцевых. Несколько лет назад прямо на работе от сердечного приступа умер их сын Александр. Какой незаживающей раной легло это горе на родителей – знают только они. И хоть говорят об этом нечасто, но ощущение потери всегда присутствует, даже безмолвно. За прожитые совместно годы супруги во многом научились понимать друг друга без лишних слов. Это помогает и в определении состояния, которое не всегда бывает радостным – возрастные «болячки», увы, дают себя знать. А вот своевременная поддержка, участливое доброе, теплое слово, стакан чая  спасают и от уныния, и от грустных дум, и от давления. А это сегодня гораздо важней и нужней прилюдных признаний и шикарных подарков. Понимание не любит громких фраз, оно предпочитает тишину. Как и  слова Лидии Николаевны: «Жизнь мы прожили счастливо. Дай Бог каждому!»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *